24.04.18
Лоцманы: «За одинаковую работу люди должны получать одинаковую зарплату»

В разных странах лоцманские службы устроены по-разному: в некоторых они являются госструктурами, где-то – частными компаниями. В России есть и ФГУП Росморпорт, и частные лоцманские службы. Отношения между ними складываются непросто. Негосударственные участники рынка считают, что Росморпорт намеренно занижал ставки лоцманского сбора. В прошлом году в спор о расчете ставок вмешалась Федеральная антимонопольная служба.

Служба отменила госрегулирование платежа, от размера которого зависят, в том числе, и зарплаты лоцманов. Отразится ли создание более конкурентной среды на уровне оплаты труда в профессии?  

– Еще в 40-50-е годы были установлены районы с обязательной лоцманской проводкой. Устанавливая такие районы, государство принимает на себя обязательство обеспечить необходимое количество подготовленных лоцманов, – объясняет председатель Межрегионального профсоюза лоцманов Владимир Кабанов (на фото). – Конечно, это требует затрат: лоцманам нужно платить зарплату, нужно, чтобы катера или вертолеты доставляли их на суда.

В большинстве случаев эти затраты покрываются из средств лоцманского сбора. Однако существует проблема расчета ставок этого сбора. Когда в порту работает одна лоцманская организация, как в Приморске, то все прекрасно понимают, сколько нужно денег на зарплату лоцманам, сколько на катера, автомобили и прочее. Но если, как в порту Санкт-Петербург, работает одна государственная и одна частная компания, то непонятно, как следует правильно рассчитывать ставки сбора.

– С моей точки зрения, процесс расчета ставок лоцманского сбора и того, как эти средства будут расходоваться, должен быть открытым. К сожалению, в нашей стране сегодня это не так, – говорит профсоюзный лидер.

По мнению Виктора Рябоконя, директора некоммерческого партнерства «Национальное объединение лоцманских организаций», до того, как ФАС приняла решение о дерегулировании сбора, Росморпорт злоупотреблял своим фактически монопольным положением.  

– Мы не единожды обращались во все органы власти, заявляя о том, что Росморпорт занимается перекрестным субсидированием, которое запрещено законом. Оказывая широкий спектр портовых услуг и, будучи государственной организацией, имеющей право оперативного управления всем имуществом порта, он, по сути, является монополистом. Действуя, как все монополисты, Росморпорт устанавливает в своем сегменте максимально низкие ставки лоцманского сбора, дотируясь за счет других, нерегулируемых государством портовых сборов, которые, наоборот, поднимает выше экономической обоснованности. Таким образом, Росморпорт уничтожал конкурентов. Мы стали искать пути решения вопроса о том, как сдвинуть ставки сбора с демпингового уровня, и пришли к тому, что необходимо отменить госрегулирование. Теперь ставки определяет каждая лоцманская организация, которая подает документы в ФАС, доказывая их экономическую обоснованность. Думаю, это правильное решение, хотя чтобы сделать объективное заключение о том, что дала отмена госрегулирования лоцманского сбора, прошло слишком мало времени, – отмечает директор некоммерческого партнерства.

Борьба за кадры

С тем, что выводы о последствиях дерегулирования лоцманского сбора делать еще рано, согласен и Владимир Кабанов:

– Когда задают вопрос: «Какой должна быть зарплата лоцманов?», логичным ответом будет: «Какую заложили в ставки лоцманского сбора, такая и должна быть». Но это в нормальных условиях, а в реальности она у всех разная. Наши лоцманы из Петербурга направляются в командировку, скажем, в Туапсе, – приводит он пример. – Туда же приезжают лоцманы Росморпорта из Новороссийска. И оказывается, что, делая одну и ту же работу, они почему-то получают разную зарплату. Если ориентироваться на среднюю зарплату, без учета надбавок и разницы судов, то минимальный уровень зарплаты лоцмана второй категории в Новороссийске примерно в полтора раза выше, чем в Санкт-Петербурге.
– В Трудовом кодексе сказано, что за одинаковую работу люди должны получать одинаковую зарплату. Поэтому нам бы хотелось, чтобы лоцманы в Петербурге зарабатывали не меньше, чем в Новороссийске. Еще лет семь или восемь назад я спрашивал у генерального директора, почему в одном порту у лоцманов одна зарплата, а в другом – другая, притом, что ставки сбора хоть и назначаются для конкретных акваторий, но все более или менее похожи. Он не смог ответить. И до сих пор мы не можем получить от руководителей ответы на самые простые вопросы, – говорит Владимир Кабанов.

По словам директора Центра информации и аналитики РПСМ Андрея Еремеева, более высокий уровень зарплат лоцманов в порту Новороссийска – результат конкуренции за дефицитные кадры.

– Это давняя история. Был момент, когда многие лоцманы ушли из Росморпорта в частную лоцманскую службу, которая предлагала более высокие зарплаты. Многие квалифицированные кадры перешли в нее. Росморпорт начал набирать лоцманов из близлежащих портов, но их компетенция была низкой. Когда начались аварийные швартовки из-за неумения швартовать крупнотоннажные суда, в Росморпорту были вынуждены поднимать зарплату, чтобы вернуть тех лоцманов, которые работали раньше. И лоцманы вернулись. Сейчас порт поделен между частными лоцманами и лоцманами Росморпорта, – говорит Еремеев.

Виктор Рябоконь считает, что лоцманы лишь выиграют, если антимонопольщики станут сдерживать аппетиты Росморпорта и следить, чтобы ставки сбора оставались рыночными. По словам директора некоммерческого партнерства, развитие конкуренции между частными организациями и ФГУП положительно повлияет на уровень оплаты труда.

–  Лоцманов – ограниченное количество. Они востребованы. Как только вы начнете платить им меньше, они уйдут в другую компанию. Но и тут есть элемент недобросовестной конкуренции, когда одна мегаструктура, такая как Росморпорт, имеющая возможность перекрестного субсидирования, всегда может опустить ставки ниже экономической обоснованности, но при этом проиндексировать зарплату своим работникам. Частные организации, живущие только на лоцманский доход, не смогут выплачивать такую зарплату – вот в чем опасность. Но до последнего момента каждая организация будет платить такую же зарплату, как и у конкурентов, чтобы не потерять кадры, – говорит представитель частных лоцманских организаций.

Переговоры должны быть коллективными

Владимир Кабанов считает, что работники независимо от того, трудятся они в частной или государственной компании, должны участвовать в выработке решений, касающихся оплаты их труда. 28 марта в Северо-Западном бассейновом филиале ФГУП Росморпорт начались коллективные переговоры. Один из основных вопросов, которые ставит на них профсоюз – повышение уровня зарплат и обеспечение равных условий с коллегами из других филиалов. Права участвовать в переговорах Профсоюз лоцманов добивался полтора года.

–  Наш филиал Росморпорта действует в четырех портах: Калининград, Санкт-Петербург, Усть-Луга и Выборг-Высоцк. Профсоюзных организаций много – целых семь. Сформировать единый представительный орган для ведения коллективных переговоров было непросто – в течение полутора лет мы добивались этого с помощью прокуратуры. Первичка Профсоюза работников водного транспорта (ПРВТ) – большая организация. Но какой бы крупной она ни была, она обязана создать единый представительный орган, включив в него представителей других первичек. К сожалению, в октябре 2016 года они решили проводить переговоры самостоятельно. Нам пришлось еще и еще писать в прокуратуру, и только 22 марта нынешнего года директор филиала издал приказ о создании комиссии для ведения коллективных переговоров.

Владимир Кабанов надеется, что в ходе переговоров другие первички, включая ПРВТ, поддержат требования  Межрегионального профсоюза лоцманов.

Источник: «Морской профсоюзный вестник»

Твитнуть Поделиться на Facebook Поделиться ВКонтакте