07.10.19
Екатерина Конопенко подала иск, оспаривающий ее увольнение

konopenko.jpg2 октября преподаватель по кикбоксингу МУДО «Детско-юношеский центр «Максимум» Екатерина Конопенко обратилась в Ленинский районный суд г. Магнитогорска Челябинской области с исковым заявлением о признании ее увольнения незаконным. Екатерина была уволена 5 сентября 2019 года на основании п. 8 ст. 81 ТК РФ из-за публикаций в интернете ее фотографий 20-летней давности. Фото, сделанные в рамках художественного проекта и размещенные в Интернете посторонними лицами, стали поводом для увольнения. Профсоюз «Учитель» помогает Екатерине в восстановлении нарушенных прав.

Аргументы юриста профсоюза «Учитель», подготовившего иск, таковы.

1. Поступок, который был квалифицирован Комиссией для проведения служебного расследования как аморальный, не может считаться таковым.

Аморальным проступком, который стал основанием для применения дисциплинарного взыскания в виде увольнения, стало размещение в открытом доступе фотографий педагога, которые не соответствуют моральному облику педагога.

Данный поступок не может считаться аморальным в соответствии с положениями трудового законодательства и сложившейся судебной практикой.

При этом суды указывают, что квалификации проступка, совершенного работником, выполняющим воспитательные функции, в качестве аморального недостаточно для увольнения работника по п. 8 ч. 1 ст. 81 ТК РФ. Обязательным условием применения данного основания расторжения трудового договора является несовместимость совершенного проступка с продолжением работы по выполнению воспитательных функций. Воспитание представляет собой целенаправленное и систематическое воздействие на воспитываемого. Поскольку между работником, совершившим аморальный проступок, и воспитываемым в большинстве случаев существует постоянный контакт, то работодатель должен оценить, как этот проступок отразится на воспитательном процессе.

В этой связи следует заметить, что Истец (Конопенко) своими действиями не выражала неприятие моральных устоев общества, не отрицала нравственные нормы. Публикация любых фотографий как таковых не могла сама по себе сказаться на образовательном и воспитательном процессе. Из материалов, предоставленных Истцу Ответчиком, не следует, что какие-либо из опубликованных ею фотографий могли носить аморальных характер. Если же фотографии аморального характера были опубликованы иными лицами, то из этого не следует, что меры дисциплинарной ответственности могут быть применены по отношению к Истцу, так как Истец не обязана и юридически не может контролировать совершение тех или иных действий третьими лицами.

Одновременно с этим следует заметить, что судебная практика исходит из того, что такой аморальный проступок должен быть совершен в период времени, когда Истец уже осуществляла педагогическую деятельность. Такие требования законны и обоснованы, связаны с тем фактом, что увольнение за совершение таких поступков является мерой, необходимой для предотвращения аморального влияния педагога не текущий образовательный процесс. Ситуации же, когда поступок был совершен до начала осуществления педагогической деятельности либо длительное время назад не могут как таковые влиять не текущее исполнение должностных обязанностей, так как работник, приняв на себя обязанности по осуществлению педагогической деятельности, начал воздерживаться от совершения определенной категории действий, понимая лежащую на нем ответственность по воспитанию детей.

В своем служебном расследовании комиссия не приняла во внимание и тот факт, что педагог может в свободное от работы время заниматься творческой деятельностью. В системе прав и свобод человека и гражданина важное значение имеет право на свободу литературного, художественного, научного, технического и других видов творчества, закрепленное в ст. 44 Конституции. Данное право содержится также во многих международно-правовых актах универсального характера, таких как Всеобщая декларация прав человека 1948 г., Международный пакт об экономических, социальных и культурных правах 1966 г.

2. При осуществлении работодателем процедуры увольнения был нарушен процессуальный порядок.

В соответствии с п. 47 Постановления Пленума ВС РФ от 17.03.2004 N 2, если виновные действия, дающие основания для утраты доверия, либо соответственно аморальный проступок совершены работником вне места работы или по месту работы, но не в связи с исполнением им трудовых обязанностей, то трудовой договор также может быть расторгнут с ним по пункту 7 или пункту 8 части первой статьи 81 ТК РФ, но не позднее одного года со дня обнаружения проступка работодателем (часть пятая статьи 81 ТК РФ).

Из видеозаписи разговора Истца с директором и представителем прокуратуры следует, что директор обнаружила факт публикации неких аморальных фотографий не позднее марта 2018 г., о чем она сама говорит на видео. Учитывая тот факт, что дисциплинарное взыскание в виде увольнения было применено только 05 сентября 2019 г., Ответчик нарушил формальные требования трудового законодательства о сроках, что само по себе может стать самостоятельным основанием для отмены приказа об увольнении и восстановления работника.

Одновременно с этим следует отметить и иные процессуальные нарушения при осуществлении процедуры увольнения. В частности, комиссия по служебному расследованию формируется из компетентных и не заинтересованных в исходе разбирательства работников. В противном случае результаты ее работы не могут стать основой для объективной и беспристрастной оценки действий работника как аморальных.

Все действия членов комиссии и полученные в ходе расследования сведения оформляются актами, справками, докладными записками, которые прилагаются к материалам расследования. Результаты работы комиссии отражаются в соответствующем акте.

Работа комиссии по служебному расследованию, которая была создана по вопросу действий Истца не удовлетворяет никаким из предложенных критериев. Из единственного документа ее работы, Протокола № 1 заседания комиссии по профессиональной этике от 16 августа 2019 года, следует, что директор образовательного учреждения Севилькаева Е.В., будучи заведомо заинтересованным лицом, просто поставила комиссию перед фактом того, что работник совершил аморальный проступок. Никакого исследования фактических и юридических обстоятельств не проводилось, реальные доказательства комиссией не изучались, в документах не фиксировались, независимая оценка действий Истца отсутствовала.

При увольнении Истца (Конопенко) Ответчиком также были нарушены требования ст. 193 Трудового кодекса РФ. Работодатель обязан соблюсти порядок применения дисциплинарного взыскания. Ответчик не представил никаких доказательств того, что затребовал у работника объяснительные в надлежащем порядке. Работнику никогда не поступали уведомления о необходимости дачи объяснений в письменной форме, в котором содержалось бы достаточно подробное и однозначное описание проступка работника, по поводу которого он должен дать свои объяснения. Любые иные формы и способы затребовать у работника объяснения должны быть квалифицированы судом как злоупотребление со стороны работодателя своим правом, так как они лишают работника фактической возможности понять, по поводу какого поступка и в течение какого срока он должен дать свои объяснения.

3. Ответчик при применении к Истцу дисциплинарного взыскания в виде увольнения нарушил требования ст. 192 ТК РФ, которая требует учитывать пропорциональность совершенного проступка при выборе конкретной меры ответственности.

Ответчик нарушил требования ст. 192 Трудового кодекса РФ, согласно которой при наложении дисциплинарного взыскания должны учитываться тяжесть совершенного проступка и обстоятельства, при которых он был совершен. Принцип соразмерности также раскрыт в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 17.03.2004 N 2 «О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации»:

«работодателю необходимо представить доказательства, свидетельствующие не только о том, что работник совершил дисциплинарный проступок, но и о том, что при наложении взыскания учитывались тяжесть этого проступка, обстоятельства, при которых он был совершен, предшествующее поведение работника, его отношение к труду».

Работодатель при применении дисциплинарного взыскания не учел положительные факты, подтверждающие высокую квалификацию Истца как педагога. Верховный Суд РФ в указанных решениях отмечает, что отсутствие доказательств соразмерности примененного дисциплинарного взыскания может являться основанием для отмены дисциплинарного взыскания.

Профсоюз «Учитель» считает, что Екатерина Конопенко была уволена незаконно и приказ об увольнении должен быть отменен.

По материалам сайта МПРО «Учитель» 

Твитнуть Поделиться на Facebook Поделиться ВКонтакте