12.07.19
«Единственный критерий – конкурентный отбор»

11_07_Edinstvennyj_kriterij_image_for_full_17869_1_272.jpgВ России планируют сократить список запрещённых для женщин профессий. Предполагается, что новые правила начнут действовать с 2021 года. Рабочая группа Российской трёхсторонней комиссии (РТК) по регулированию социально-трудовых отношений согласовала обновлённый перечень запрещённых профессий для женщин, сократив его в 4,5 раза – с 456 до 100 пунктов. Об этом рассказал член рабочей группы и первый заместитель председателя Российского профессионального союза моряков (РПСМ) Игорь Ковальчук. Список будет передан в Министерство труда РФ для дальнейшего согласования с правительством.

C 2021 года женщинам разрешат трудиться на флоте, работать водителями тяжёлых грузовиков, парашютистами, машинистами электропоездов, слесарями по ремонту автомобилей и т. д. Ограничения по-прежнему касаются сфер химического производства, горных и подземных работ, металлообработки, добычи нефти и газа, чёрной металлургии, а также тех отраслей, работа в которых может негативно отразиться на здоровье женщин.

«Почему выбор только для мужчин?»

По словам Игоря Ковальчука, РПСМ стал одним из инициаторов сокращения списка запрещённых профессий, когда в 2016 году выступил с предложением разрешить женщинам работать на флоте.

«В России женщина может работать штурманом, но для этого ей нужно заработать стаж матроса, а на позицию матроса есть запрет согласно действующему законодательству. При этом ограничений для поступления в учебные заведения нет, в итоге выпускницы уезжают работать на иностранных судах», – объяснил он необходимость пересмотра списка.

Игорь Ковальчук заявил, что свою роль в дискриминации сыграли и предрассудки: «Ведь раньше вообще считали, что женщина на корабле – к несчастью, но, я считаю, что на современном флоте вполне допустима работа женщин».

Он подчеркнул, что существующий перечень опасных профессий составлен для защиты здоровья женщины, однако тяжёлые условия труда воздействуют не только на женский, но и на мужской организм.

«Как сказала мне одна моя иностранная коллега, почему мы думаем, что женщины, как дети, неспособны оценить опасность и принять для себя решение сами? Может, они хотят работать в опасных условиях труда, чтобы заработать деньги, или они не планируют иметь детей? Почему вы оставляете выбор только для мужчин?» — вспоминает он.

Кроме того, по словам Ковальчука, условия работы в некоторых отраслях становятся менее опасными в связи с внедрением новых технологий и улучшением средств защиты, например, органов дыхания, если человек вынужден работать в агрессивной среде.

Как пояснил собеседник, одним из аргументов в пользу сохранения списка называют опасение, что некоторые работодатели могут сэкономить на оплате труда, нанимая женщин.

«Должен сказать, что эти опасения обоснованы, потому что статистика говорит о разрыве в заработных платах. Добиться равной оплаты труда вне зависимости от пола – одна из главных задач в сфере трудовых отношений», – сообщил он,  заверив, что на флоте разрыва в оплате труда нет.

«Россия – мужское государство»

33-летняя жительница Самары Светлана Медведева мечтала работать в море, но, когда весь состав её курса ушёл в заграничное плавание, девушку направили проходить практику в речном порту на неисправном теплоходе. Она пыталась обжаловать отказ в судах и в 2013 годудошла до Комитета ООН по ликвидации дискриминации в отношении женщин, который встал на её сторону. Сейчас Медведева работает капитаном катера в Самаре.

По словам Медведевой, некоторым женщинам удаётся реализовать себя в традиционно мужских профессиях.  

«Кто хотел работать, они уже работают: очень много дальнобойщиц, мотористок и механиков. Кому-то полегче, кому-то посложнее, кто-то договорился с работодателям, а кто-то обходными путями получил свою должность. Яркий пример – дальнобойщица Евгения Маркова, оформившая банковскую карту на мужское имя Евгений Марков», – рассуждает она.

Капитан убеждена, что женщина в состоянии самостоятельно принять решение, где работать.

«У нас государство мужское, а правительство патриархальное, поэтому я считаю, что женщина – это человек, который способен сам для себя решить, хочет она работать в шахте или пожарным. Женщина может самостоятельно принять решение», – заявила она.

По словам Медведевой, женщины, которые пытаются обойти существующие правила, добиваясь желаемой работы, оказываются не защищены.

«Государство вынуждает нас идти в обход этого списка, но мы становимся незащищёнными: за нас не заступится ни профсоюз, ни общественность, и мы в целом в зоне риска», – рассказала она.

Как отмечает Медведева, коллеги-мужчины по-разному воспринимают её как профессионала.

«Конфликты есть всегда, но мы пытаемся их сгладить и решить», – объяснила капитан.

«Уже всё для себя доказала»

45-летняя Ольга Шевалье работает спасателем-водолазом. Как она рассказала RT, её приняли на работу потому, что она соответствовала профессиональным критериям отбора. Кроме того, работодатель взял на себя ответственность за соблюдение особых условий труда.

«Если работодатель боится или не хочет брать женщину, то его никто заставить не может. Моя жизненная позиция такая: не запрещать мужчине или женщине в чём-то участвовать, а проводить профессиональный отбор. Если справляется с нормативами – ради бога, а если нет, то не должно быть допуска к работе. Меня постоянно спрашивают, что я пытаюсь доказать. Но я ничего не доказываю, уже всё для себя доказала», – говорит она.

Шевалье убеждена, что существующие запреты на ряд профессий никак не связаны с рисками для женского здоровья.

«Миллион примеров, когда женщины работают на так называемых запрещённых должностях, но рожают столько, сколько нужно. То есть прямых доказательств, что это влияет на репродуктивную функцию, по статистике нет. Поэтому я считаю, что это всё придумано ради того, чтобы оставить эти профессии мужчинам, избежать сравнения и соперничества сил», – считает она.

По её словам, способности человека к работе проверяются в первые полгода вне зависимости от половой принадлежности.

«В нашей водолазной службе с наступлением лета – тысячи отдыхающих и много пострадавших на пляже. Естественно, если я не способна их вытащить, то вопросов нет. Хотя у нас на работе были ребята, которые не умеют плавать, поэтому о каких профессиональных допусках в таком случае идёт речь!» – рассуждает она. 

По её словам, вышло постановление Департамента по делам гражданской обороны, чрезвычайным ситуациям и пожарной безопасности Москвы – убрать женщин из спасательной службы. Из-за этого Шевалье пришлось оставить прежнюю работу.  

«Сейчас у меня своя школа, я работаю за рубежом. Учу здесь, работаю там, где нет этого водолазного запрета», – уточнила она.

Шевалье отмечает, что за границей существующие в России ограничения на работу спасателем-водолазом вызывают недоумение.

«Мы, вроде бы, пытаемся цивилизованно жить и равняемся на Европу, но там недоумевают, почему в России существуют такие ограничения на мою профессию. У немцев была следующая реакция: «А давайте снимем фильм об этом», –  рассказала Ольга.

Шевалье считает, что необходимо уйти от прежнего порядка, но предпочитает не связывать отмену запрета на мужские профессии с феминистическим движением.

«Нет смысла доказывать, что мы равны. Мне кажется, что списки должны носить рекомендательный характер. Человек должен сам выбирать, и если он проходит профессиональный отбор, то почему бы и нет», – заключила она.

«Бережём женщин»

Член Общественной палаты РФ и председатель Российского независимого профсоюза работников угольной промышленности Иван Мохначук считает, что ограничение на работу женщин в ряде отраслей необходимо сохранить, потому что таким образом государство заботится о здоровье и будущем нации.

«Что значит – женщина не планирует рожать детей? К 30-35 годам, будучи зрелой, она захочет иметь детей, но не сможет. Мы бережём наших женщин», – заявил Мохначук.

По его мнению, сейчас нет необходимости в присутствии женщин на тяжёлых работах в шахтах.

«Сейчас в особо опасных и вредных условиях угольная отрасль не нуждается в женском труде. В годы войны одна женщина была директором шахты и даже стала героем соцтруда. Женщины работали и в забоях, и на проходке, то есть на самых тяжёлых работах. Они давали уголь и строили шахты до 1961 года, когда была принята Европейская социальная хартия, запретившая использование женского труда на подземных горнорудных работах», –  рассказал он.

Мохначук отметил, что он не видел женщин, работающих в забое и на проходке в шахтах США, Германии и Австралии: «Ведь и у нас женщины работают в шахтах, но только, когда труд не связан с постоянным пребыванием под землёй и с тяжёлыми физическими нагрузками. Например, горный мастер, маркшейдер, геофизик, которые спускаются туда периодически и не выполняют тяжёлую физическую работу».

«Сидеть, рулить и ничего не делать»

30-летняя жительница Евпатории Юлия Лазарева работает дальнобойщицей уже шесть лет. Она рассказала, что за эти годы не встречалась с дискриминацией со стороны работодателей, всегда была трудоустроена официально. И всё же Юлия неоднократно сталкивалась с непониманием со стороны семьи и коллег.  

«При оформлении все смеялись, и работодатели говорили: «Вы? На фуре? Вы хоть раз видели, как она выглядит?» Коллеги реагировали по-разному, но всем было интересно, – отмечает она. – Но мне, скорее, повезло: я особо не добивалась. Попался адекватный работодатель, понимающий, что в этом нет ничего сложного и неважно, кто там работает – женщина или мужчина».

По словам Лазаревой, ей несложно водить фуру: доказывать коллегам-мужчинам ничего не надо, а обслуживание автомобиль проходит в специальном сервисе.

«Я поняла, что можно просто сидеть, рулить и ничего не делать! Впечатлило меня это «безделье»! Никогда в жизни у меня такого не было. Работа попала под запрет ещё в 1980-1990-е, когда было сложно этим заниматься, а сейчас ничего сложного нет – у всех иномарки, хорошие машины, самой ничего не надо обслуживать», – рассказала она.

Девушка убеждена, что сейчас о пересмотре списка запрещённых для женщин профессий задумались не из-за всплеска борьбы за права женщин, а из-за того, что этот перечень устарел.

«Просто этот закон устарел. Он был актуален, когда у всех были только КамАЗы, не было сервисов на трассах. Водителям приходилось самостоятельно ремонтировать машины, не было нормальных человеческих условий», – считает она.

Лазарева ведёт видеоблог, где рассказывает о своих поездках. Она говорит, что зрители реагируют на её работу по-разному.

«Кто-то орёт, что я должна сидеть у мужа на шее, рожать детей, варить борщи, и прочую ересь несут, а кто-то восхищается, думает, что это сложно. Сидишь дома и смотришь, как Юля скитается по стране, бомжует, так сказать», – отметила Лазарева.

По материалам сайта РПСМ 

Твитнуть Поделиться на Facebook Поделиться ВКонтакте