10.09.18
«Скорая» в ОМС: Медики теперь трясутся за каждый вызов

huge_06535a82-3bb6-47c1-9252-69cf86a17897-1000x678.jpgПять лет назад, в 2013 году, скорая помощь начала работать в системе обязательного медицинского страхования — по сути, в системе нормативного финансирования.  Итоги работы за первую «рыночную» пятилетку врачи описывают одним ёмким словом – дефицит.
А уж дальше, в зависимости от локализации станции и особенностей региона, определяют, какой именно дефицит им роднее: денег, времени, кадров или… пациентов. О том, как живётся медикам малонаселённого района, рассказал заведующий отделением скорой медицинской помощи ГБУЗ Республики Коми «Сысольская ЦРБ» Евгений Шаршаков, член Совета Межрегионального профсоюза работников здравоохранения "Действие".

«Ну не может же скорая искать пациентов сама!»
«До перевода скорой в систему ОМС существовала логика формирования бюджета: учитывались расходы на штат, лекарства, бензин и прочие нужды. И денег хватало. Даже на премии оставалось. А теперь у нас план. Учреждение обязано оказать помощь в чётко определённом объёме – исходя из численности прикреплённого застрахованного населения. У нас с прикрепленным населением порядка 14 тысяч базовый объем выше 5 тысяч человек в год. Нам не всегда удаётся выполнить норматив на 100%. Ну не может же скорая искать пациентов сама! А ведь какой на нас спрос — такие и финансы».

Невыполнение норматива ведёт к дефициту финансирования. Здесь прямая взаимосвязь. Но помимо неё существуют и «побочные эффекты». Во-первых, в базовую программу не входят пациенты без медицинских полисов, так называемые неидентифицированные. Во-вторых, есть категории людей, которые в принципе обслуживаются бесплатно — например, сотрудники полиции. В-третьих, вызовы сверх утверждённого плана тоже не финансируются! «В помощи мы не отказываем никому, – рассказывает Евгений Шаршарков. –  Даже иностранцам. Работаем с одинаковой отдачей. Но порой за свой счёт».

«Страхование» — от слова «страх»?
Зарплату медиков, помимо выполненного норматива, определяет и качество бумажной работы. В системе ОМС с этим жёстко. «Бригады вынуждены на каждом вызове просить данные полиса, паспорта и СНИЛС. Это увеличивает время обслуживания пациента, а кроме того, влияет на оплату труда. Смотрите. Пример. Медик оказал помощь. Оформил карту. Факт помощи подается учреждением страховой компании на оплату. Страховая запрашивает карту на проверку и выявляет, например, что медик не описал анамнез заболевания и полечил не по стандарту. Страховая компания уменьшает оплату. Например, вместо 3 тысяч рублей за этот вызов учреждение получит 2500. А если таких дефектных карт много, то учреждению начинает не хватать денег на содержание скорой. Встают вопросы, как и за счёт чего экономить. Может, и за счет сокращения части сотрудников. У нас уровень качества более 98%. Но даже при этом денег не хватает. При бюджетном финансировании было иначе. И работали, кстати, не хуже. Только раньше было работать психологически комфортнее, а теперь трясешься за каждый вызов и нервничаешь, выполняется ли объем, все ли верно в карте».

Порядок – прежде всего
С приходом ОМС качество оформления документов, говорит Евгений Шаршаков, однозначно улучшилось. Качество оказываемой помощи — отчасти тоже, ведь при переводе на новые условия работы бригады СП полностью оснастили оборудованием и спецодеждой. А вот оперативность этой помощи снизилась. «Когда средств от страховых компаний стало не хватать, нам сократили время работы одной из бригад на 2 часа. А их у нас всего две! И теперь в эти 2 часа одна бригада работает на весь район. А речь идёт о расстояниях до 56 км в 3 разные стороны и до 97 км по трассе (в случае ДТП)».

Ещё один подводный камень – перечень утверждённых лекарств. «Мы не можем себе позволить выходить за рамки списка. Например, безобидный корвалол, который мы всегда применяли при стрессах у пациентов, приобрести можно, но только не за счёт средств ОМС. Поэтому он исчез с наших укладок, и скорая пользуется успокоительными таблетками».

Скорая помощь просит о помощи
Чтобы служба СП могла нормально существовать в системе ОМС, необходимы перемены. Причём на разных уровнях.
«Основная проблема, на мой взгляд, – говорит Евгений Шаршаков, – это низкие тарифы на оказанную помощь. Конкретно в нашем регионе у ОМС не хватает денег на содержание скорой в полном объеме. Эту систему нужно пересматривать».

Что касается лишней нервозности при оформлении документов, выручило бы наличие единой федеральной базы застрахованных лиц. «Мы пользуемся региональной. Но необходима федеральная.  Это ускорило бы время нахождения на вызове, а значит, и время ожидания бригад. Медик бы не волновался за наличие полиса. Не ждал, пока его найдут. А руководство легко находило бы данные пациента, чтобы подать на оплату. И тогда не было бы проблем.  И вообще в плане информатизации медицины хотелось бы полной государственной монополии, единого программного обеспечения».
И, наконец, помочь скорой помощи могут и сами пациенты. «Выезжая на отдых, не забудьте полис, – напутствует Евгений Шаршаков. – И вообще – держите его при себе всегда. Такой порядок точно не помешает».

Как сообщалось ранее, пять лет назад, с 1 января 2013 года, скорая помощь перешла на финансирование из фонда системы обязательного медицинского страхования (ОМС). Разумеется, все нововведения были продиктованы исключительно благими намерениями – «…чтобы на всей территории России населению могла быть оказана квалифицированная медицинская помощь в полном объёме», и при этом благосостояние медиков неуклонно росло вверх.

По материалам сайта МПРЗ "Действие"

Твитнуть Поделиться на Facebook Поделиться ВКонтакте