22.01.18
Поправки, которые должны были излечить «открытую рану» судоходства:год спустя

Исполнился год, как вступили в силу поправки к Конвенции о труде в морском судоходстве (КТМС). В Российском профсоюз моряков ожидали, что привычные схемы работы с брошенными моряками претерпят огромные изменения, и «открытая рана» судоходной отрасли будет излечена. Однако, парадоксальным образом, механизм применения поправок не заработал в полную силу потому, что глобальных случаев оставления экипажей за год произошло очень мало.

Поправки к Конвенции защищают права брошенных моряков на гарантированную помощь и репатриацию за счет судовладельца. Они вменяют последним в обязанность иметь на борту свидетельства, подтверждающие финансовое обеспечение обязательств по возвращению моряков на родину, выплате компенсаций по смерти или пострадавшим от несчастных случаев морякам, а также задолженности по зарплате за 4 месяца.

Однако одного года оказалось недостаточно, чтобы поправки заработали в полную силу, и этому есть свои объяснения. Во-первых, к счастью, после банкротства крупнейшей компании Hanjin Shipping в 2016 году, когда тысячи моряков оказались «заложниками» на ее судах без зарплаты и возможности вернуться домой, подобных не случалось.

– У нас на Дальнем Востоке такого повода не было. И дай бог, чтобы его никогда не было. В основном, он может возникнуть, когда экипаж брошен и судовладелец объявит «абандон». Во всех остальных случаях  обязательства, особенно по поправке 2.5 «Репатриация», выполняются неукоснительно, – говорит председатель ППОМ Владивостока РПСМ, инспектор ITF на Дальнем Востоке Пётр Осичанский. – Ведь поправки в КТМС, так называемые financial security, – это страхование ответственности судовладельца. А любая страховка имеет смысл только при возникновении страхового случая. Поэтому оценить, насколько эффективно они отвечают требованиям КТМС, можно будет только после того, как наступит страховой случай.

Единственный случай применения поправок за минувший год все же был, когда судовладелец после задержки т\х Geo Star портовыми властями бросил экипаж в румынском порту Констанца почти сразу после вступления в силу поправок – 29 января. Восемь украинцев и россиянин без помощи со стороны не могли вернуться домой. Поддерживать минимальные условия жизни на борту им помогали местный профсоюз и инспекторы ITF. К решению проблемы подключился и РПСМ, когда «Росгосстрах», застраховавший финансовую ответственность судовладельца, отказался выполнять свои обязательства. Переписка велась несколько месяцев, в последнем письме 25 сентября 2017 года компания наконец «сдалась» и уведомила о согласии репатриировать моряков.

– Процесс возвращения моряков на родину сильно затянулся: страховая неверно трактовала положения КТМС и требовала результаты официального расследования со стороны портовых властей. Когда мы доказали «Росгосстраху» неправомерность этих претензий, они стали ссылаться на то, что от экипажа не поступало конкретных просьб о репатриации. В итоге мы все же добились от компании выполнения обязательств, – рассказала правовой эксперт РПСМ Мадина Агрба.

Есть и другие сложности, связанные с реализацией норм КТМС. Например, не все судовладельцы торопятся страховать свою ответственность перед моряками, поэтому на многих судах элементарно нет страховых свидетельств, размещенных на видных местах.

– За весь прошлый год ни на одном из 29 судов, которые мы посетили, не было свидетельств, – говорит инструктор Балтийской территориальной организации РПСМ Виктор Соловьёв. – Является ли это невыполнением требований Конвенции? Безусловно. Задерживают ли за это суда? Нет, ведь прецедента, требующего исполнения норм КТМС, пока не было, и это хорошо.

Но и наличие свидетельства на борту не значит, что моряки застрахованы, как в случае с т\х «СТ Винд», который в июле 2017 года посетили представители Дальневосточной региональной организации Российского профсоюза моряков (ДВРО РПСМ). Оказалось, что судовладелец вовремя не оплатил взнос, и «Ингосстрах» временно исключил судно из списка застрахованных.

– С 18 января по 20 августа 2017 года страховой сертификат на борту теплохода был, но он не имел законной силы,  – говорит председатель ДВРО РПСМ Николай Суханов.

Позже, под давлением общественности, средств массовой информации, РПСМ и правоохранительных органов 21 августа судовладелец внёс очередной платёж: сертификат обрёл законную силу, а судно включили в открытую базу данных страховщика.

Еще один вопрос, требующий решения - установление точной суммы финансовых гарантий судовладельца на законодательном уровне. Пока она нигде не прописана и в России ничем не регламентируется. А рекомендации КТМС, где указаны лишь примерные параметры для расчёта итоговой цифры: общий фонд зарплаты на экипаж, умноженный на четыре – по количеству месяцев, за которые выплачивается задолженность в случае репатриации, – всего лишь и есть рекомендации, их можно выполнять или игнорировать. Вот и получается, что сертификаты даже если и есть, то сумма страховки мизерная.

– Получается замкнутый круг. Если же суммы все же указаны, то на каждом судне они могут быть совершенно разными – от 5 тысяч рублей до 5 тысяч долларов, – говорит председатель ДВРО РПСМ Николай Суханов. – И это ещё полбеды: сами моряки почти никогда не знают, на какую сумму застрахованы, и хорошо, если вообще знают, что такая страховка должна быть.

В РПСМ уверены: чтобы не было разночтений, сумма финансовых гарантий по репатриации и возмещению вреда здоровью должна быть установлена на национальном уровне в форме федерального закона. А для практического применения – ещё и на уровне подзаконного межведомственного акта.

Все существующие на настоящий момент эти и другие недостатки окупаются тем, что случаев применения поправок к Конвенции крайне мало. По мнению инспектора ITF в Санкт-Петербурге Кирилла Павлова, чтобы новый механизм заработал, потребуется время.

– Идея поправок хорошая: если судовладелец бросает моряков, появляется страховая компания, которая репатриирует экипаж и гасит задолженность по зарплате. Но хромает воплощение, поскольку для рядового судовладельца расходы по финансовым гарантиям влетают в копеечку. И пока механизм реализации поправок не отрегулирован, многие будут стремиться уйти от своих обязательств. Это не касается ответственных судовладельцев, которые заключили колдоговор ITF, они и так обеспечат моряку все социальные гарантии.

Источник: РПСМ

Твитнуть Поделиться на Facebook Поделиться ВКонтакте