29.06.15
Единицы морячек в России могут осуществить свою мечту. Почему?

С начала «нулевых», когда ведущие российские морские вузы начали набирать представительниц слабого пола на исконно мужские специальности - судоводитель, электромеханик и судомеханик - появилось много девушек, желающих связать свою жизнь с морем. Но лишь не многие из них находят работу по специальности внутри России. Почему же так происходит?

 

Языком цифр

 

Как сообщает Федеральное агентство морского и речного транспорта (Росморречфлот), сегодня в морских ВУЗах обучается более 2 000 девушек, из них около 150 – на плавательных специальностях. Но работу получат единицы. Как показывает практика, из Макаровки всего 4 выпускницы работают в командных должностях.

 

Большая часть девушек учится на бюджетных(бесплатных) отделениях ВУЗов, то есть, за средства налогоплательщиков. По информации Росморречфлота, на такое обучение затрачивается порядка 200-300 тыс. рублей в год. Суммарно, за 5 лет обучения на таких учащихся выделяется десятки миллионов рублей. Совсем не мало! Что же тогда не допуск к работе по специальности выпускниц, как нецелесообразная трата средств госбюджета? Возникает парадоксальная ситуация: при существующем дефиците морских кадров в стране готовых специалистов на работу не берут. Не говоря уже о желании самих девушек работать.

 

Заметим, что иностранные судовладельцы охотно принимают россиянок на работу судоводителями, электро- и судомеханиками. Из всего этого напрашивается вывод: мы  поставляем подготовленных специалистов для иностранных компаний, которые будут трудиться на судах под удобными флагами и не платить налоги в бюджет Российской Федерации. А средства российских налогоплательщиков, вложенные в образование морячек, оказываются выброшенными на ветер.

 

Реальные случаи дискриминации

 

По словам четвертого помощника капитана на газовозе «Псков» компании Совкомфлот Ляны Митрофановой, до конца учебы доходят не все. «Многие отсеиваются в процессе обучения, кто-то во время практики понимает, что с выбором будущей профессии ошибся. Обычно такие ребята сразу переводятся на другие факультеты», – рассказывает морской офицер Митрофанова. Но те, кто получил работу, пройдя жесткий и суровый отбор, имеют высокую квалификацию, которая ни у кого не вызывает вопросов. Надо сказать, что учебные заведения успешно справляются с образовательной задачей: дают курсантам  соответствующие знания и обеспечивают прохождение плавательской практики. И все же большинство российских судоходных компаний отказываются брать на работу женщин-морячек.

 

Чтобы добиться поставленной цели и следовать мечте, девушкам приходится проявлять бойцовский характер и предпринимать серьезные меры по защите своих прав. Как это, например, делает морячка из Самарской области Светлана Медведева, которая в 2012 году подала в суд на Самарское речное пассажирское предприятие (СРПП), отказавшее ей в трудоустройстве на речное судно по причине принадлежности к женскому полу.

 

Медведева добивается права на практике применять полученные за 4 года знания в речном техникуме. Она уверена, что никто не имеет право запрещать человеку работать по своей специальности в стране, где Конституцией РФ прописано право человека на труд: «Мы сталкиваемся с явным нежеланием коллег-мужчин и работодателей принимать женщин в качестве работников на суда. Создается ситуация, при которой учиться на эту специальность берут, а работать запрещают, – говорит Медведева. - Я все равно буду рулевым мотористом».

 

По ее словам, многим женщинам приходится работать на любимой работе почти «нелегально»: выполнять обязанности моториста, а быть трудоустроенным матросом. В качестве примера Медведева приводит ситуацию с подругой, работающей на одном из теплоходов, курсирующем по Волге, которая вынуждена работать именно на таких условиях.

 

Известная в России и за ее пределами капитан с Дальнего Востока Татьяна Суханова  рассказывает, что с легкостью находит работу по специальности в иностранных компаниях, но ей приходится безуспешно обивать пороги круинговых агентств, в случае если она хочет найти работу в российской компании. Не последнюю роль играет отношение к этому вопросу коллег-мужчин. Во время беседы, что называется «не для записи», они негативно отзываются о морских офицерах-женщинах. Многие из них сомневаются в компетентности последних и считают, что за женщину на судне в итоге работают мужчины. Ответ на вопрос, какую часть работы приходилось брать на себя, сводится к пересказу о знакомых моряках, которые в своей практике сталкивались с этим. По их словам, им приходилось таскать тяжести за женщин-моряков и после женщин-механиков переделывать работу.

 

«Я как моряк и отец моряка считаю, что женщины на флоте работают наравне с мужчинами. Примеров тому множество, мой однокурсник – старший механик Владимир Горелов работал на судах Мурманского морского пароходства под командованием капитана Людмилы Тибряевой, которая начинала свой пусть от судоводителя – рядового младшего штурмана и стала капитаном. Он с уважением отзывается о высокой квалификации и личностных качествах Тибряевой. И пол не является препятствием для работы на морском судне», – считает главный технический инспектор труда РПСМ Евгений Хижняк.

 

По словам Хижняка, тяжести на судах переносит рядовой состав, комсостав не занимается этой работой. Большинство современных судов полностью автоматизированы, все погрузо-разгрузочные операции также выполняются при помощи техники.

 

Перемены неизбежны

 

По данным Женской Ассоциации судоходства и торговли International Shipping & Trading Association (WISTA), основанной в 1974 году, насчитывающей более 1000 членов в 20 странах, сегодня в мире насчитывается более 1,25 млн моряков, из них 94% работают в качестве обслуживающего персонала на пассажирских судах: паромах

и круизных лайнерах. Всего 6% трудятся на грузовых судах торгового флота и совсем небольшое количество женщин занимают командные должности. Эти данные были опубликованы в 2003 году, с тех пор, по мнению WISTA, численность морских офицеров среди женщин особо не менялась. С 1988 года Международная морская организация (ИМО) работает над исправлением гендерного дисбаланса в морской отрасли, именно в том году была разработана «Стратегия интеграции женщин в морской сектор»,

которая способствовала появлению новых возможностей для женщин в вопросах получения морского образования.

 

В 2000 году ООН провозгласила «Цели развития тысячелетия», и цель номер три гласит о том, что необходимо «стимулировать гендерное равенство и повышать возможности женщин». Последние несколько лет ИМО курирует программу «Интеграция женщин в морской профессии», целью которой является привлечение женщин к работе в море. Если сравнивать со странами Европы, а также с США, Австралией и Норвегией, то женщины-морячки в этих странах чувствуют себя гораздо увереннее, чем наши соотечественницы. В этих странах активно ведется работа по преодолению гендерных предрассудков в отношении «неженских» профессий, а также по привлечению в отрасль специалистов женского пола. По мнению первого заместителя директора ИМО Памелы Танси (Pamela Tansey), организация «выступает не в поддержку женщин, а в поддержку морской отрасли и работающих в ней людей».

 

Танси поддерживают коллеги, которые считают, что при существующем дефиците морских офицеров игнорировать огромный кадровый резерв по половому признаку –все равно, что игнорировать подготовленных специалистов, пригодных к работе в судоходной отрасли, из-за изживших себя предрассудков.

 

В Европе, Норвегии, Австралии и многих других странах женщины-моряки уже не вызывают особого удивления. С каждым годом все больше дам приходит работать на флот морскими офицерами, судоводителями, судо- и электромеханиками. Этот процесс постепенно затрагивает Россию, и в скором времени, уверены специалисты, присутствие на борту женщин-морячек перестанет быть редкостью.

 



На основе статьи «Морского профсоюзного вестника»

Твитнуть Поделиться на Facebook Поделиться ВКонтакте