27.06.12
«Обыскать профсоюз». Статья «Дальневосточных ведомостей»

В еженедельнике «Дальневосточные ведомости» вышел подробный материал о борьбе активистов Российского профсоюза докеров на Дальнем Востоке. О днях единых действий 1—2 июня, успешном подписании соглашения в порту «Евраз Находкинский морской торговый порт» и, конечно же, об обысках в офисе профсоюза докеров «Восточного порта». Ниже читайте полный текст материала «Дальневосточных ведомостей».

 

Многие информагентства облетел позорный факт: 19 июня в офисе первичной организации Российского профсоюза докеров (РПД) в «Восточном порту» был произведен обыск. Причем безо всяких постановлений и судебных решений. Председателя профкома в «черном вороне», правда, не увезли, но всё равно веселая общественная жизнь, подумалось, у нас в стране налаживается. И поехали мы в поселок Врангель — разузнать на месте, как там и в чем, собственно, докеры провинились.

 

«Заёмный» труд

 

Для начала надо бы вникнуть, что такое «заемный» труд и срочные контракты, поскольку в том числе и этой теме были посвящены митинги 1 и 2 июня, которые прошли в портах Восточном, Находке и Владивостоке как день единых действий против распространения практики «заемного» труда. На сезонном предприятии, к примеру, чтобы картошку выкопать, вполне уместен срочный контракт — это понятно. Или для молодого человека, чтобы там да сям себя попробовать, прежде чем определиться с постоянной работой. И работодателю выгодно: ни трудовых прав у временного работника, ни гарантий никаких.

 

Но вот когда вовсе не сезонная контора идет на сокращение штата, экономя на налогах и социальных выплатах, и правдами-неправдами вынуждает людей идти на временный контракт на 1–6 месяцев — то это и есть практика «заемного» труда: взяли тебя взаймы на месячишко и отдали семье обратно — сиди дома, жди звонка от работодателя. Профсоюз работодателю с такими вот временными заемными не грозит, а если профсоюз всё же завелся, то энтузиазм его членов легко умерить: борец за трудовые права пусть посидит на низкооплачиваемой работе, поскольку много разговаривает, а высокооплачиваемую сделает молчаливый «заемник» — глядишь, профсоюз и «рассосется».

 

Михаил Шмаков, председатель ФНПР, считает «заемный труд» торговлей людьми путем превращения труда в товар, а легализацию «заемного труда», которая наметилась в Госдуме в ходе работы над соответствующим законопроектом, — вовсе не способом возрождения экономики страны, а потворством низменным интересам бизнеса.

 

Социальный диалог

 

Помимо практики «заемного» труда, существует еще один «низменный интерес бизнеса»: неисполнение коллективных договоров между профсоюзами и работодателями. В конце марта РПД готовил во многих портах страны акцию на эту тему. В западных портах до митингов не дошло: проблемы были сняты мирным путем. А вот с дальневосточными профсоюзами мирно разговаривать не захотели. Во Владивостоке 1 июня 300 докеров вышли выразить протест против игнорирования их мнения в планируемой реорганизации порта, которая рискует привести к понижению зарплат. 200 работников Восточного порта вышли 2 июня на митинг в районе Прикумского пляжа. В Находке руководство порта «Евраз НМТП» сорвало митинг 300 докеров, требовавших повышения зарплаты на 10 процентов и премий: на площадку, где был запланирован митинг, была согнана строительная техника. Поскольку митинг в несанкционированном месте мог быть признан незаконной акцией, находкинские докеры простояли полчаса, митингуя молча.

 

Впрочем, молчаливый протест возымел действие на работодателя: как сообщил председатель тамошнего профкома РПД Вячеслав Подшивалов, «после полугодового противостояния руководство пошло на социальный диалог — в итоге 18 июня мы подписали соглашение о том, что почасовые тарифные ставки и оклады будут повышены в общей сложности на 4 процента», из них 2 процента — это индексация, еще 2 процента — собственно повышение».

 

А вот в «Восточном порту» (ОАО «Восточный порт» — крупнейшая стивидорная компания на Дальнем Востоке) социального диалога не получилось. Руководство порта не желает ни отказываться от срочных контрактов (сейчас в бригадах на 30 постоянных работников приходится 10 временных), ни отчитываться перед профсоюзом об исполнении пункта колдоговора о расходовании средств в размере 1 процента от общей зарплаты на проведение культурно-массовых и спортивно-оздоровительных мероприятий. Работники уже полгода не видят текста колдоговора — администрация не потрудилась распечатать его и вручить, что также предусмотрено колдоговором и Трудовым кодексом РФ. Профком слал запросы управляющему директору — тот информацию не раскрывал. Профсоюз пожаловался в прокуратуру. Еще несколько жалоб ушло в трудинспекцию о том, например, как в итоге «оптимизации численности» трудового коллектива беременная женщина-делопроизводитель чуть ли не управляет комплексом, не имея времени на обед, а другие женщины совмещают и кассиров, и менеджеров, и уборщиц.

 

Администрация пеняла профсоюзу, что он своими действиями парализует работу порта, — комок проблем нарастал.

 

Полицию заказывали?

 

19 июня в офис РПД «Восточного порта» нагрянули 5 человек в штатском и сказали, что будут делать обыск. На просьбу представиться предъявили «корочки» сотрудников полиции линейного отдела порта. На просьбу показать судебное решение, в соответствии с которым производится обыск, последовало объяснение о его «секретности». Секретной оказалась и фамилия судьи. Председатель профкома Леонид Тихонов так описывал диалог с полицейскими на заседании профкома, прошедшем в минувшую субботу:

 

— Нам нужны бухгалтерские документы.

— Все?

— Не все.

— Какие именно?

— Да мы не знаем.

— Вы уж определитесь, чего хотите.

 

Дальнейшим своим вопросом полицейские повергли председателя в шок: «А профсоюз — это что?». Он провел им краткий профполитликбез. «А-а, — говорят, — а мы думали, вы тут подарки раздаете…» Наконец в ходе беседы дошли до денег, которые порт должен расходовать на культмассовую работу. «А, вот это нам и надо!» — воскликнули, не совсем, видимо, четко усвоившие «задание» полисмены.

 

Тут-то и стало ясно, что обыск — форменный «заказ» работодателя. В этом ничуть не сомневается и председатель РПД Василий Козаренко, прокомментировавший события с обыском по телефону из Петербурга: «По моему мнению, это однозначно по заказу предприятия, поскольку только на основании заявления собственника о пропаже или растрате средств возбуждается уголовное дело или производится дознание, а в нашем случае собственником является ОАО «Восточный порт». С нынешнего года администрация «Восточного порта» перестала направлять средства, предусмотренные колдоговором, на счета профсоюза и расходует их самостоятельно. Соответственно, когда профсоюз запросил отчет о расходовании предусмотренных коллективным договором средств, руководство порта в отместку решило «проверить» профсоюзные финансы в части культурно-массовых средств за прошлый период, в то время как эти финансы каждый год проходили внутренний аудит собственно ОАО «Восточный порт», и всё там было нормально. Это откровенное давление на профсоюз, попытка его дискредитации и воспрепятствования деятельности профсоюзной организации, активно защищающей трудовые права работников».

 

Информация об обыске по «секретному» постановлению широко выплеснулась в Интернет. Народ комментировал её не стесняясь в выражениях: от «ментов по вызову» и «мафии в погонах» до одобрения профсоюзам. Тоже, видимо, подействовало…

Через день ОАО «Восточный порт», оперативно заменив одного исполнительного директора на другого, выложило на официальный находкинский сайт два релиза. Один о том, что выплатит акционерам по итогам 2011 года 24,2 млн рублей дивидендов (и с такими-то деньгами жалко было дать на культуру и спорт?!); а другой — о том, что «никакого отношения к действиям сотрудников МВД и обыскам … стивидорная компания ОАО «Восточный порт» не имеет», а наоборот, уважительно относится к профсоюзам и поддерживает социальные инициативы, что никаких серьезных претензий к ОАО «Восточный порт» Госинспекцией труда на сегодняшний день не предъявлено, а вот у «отдельных профдеятелей», мол, имеются «корыстные интересы».

 

А еще через день, 22 июня (день начала Великой Отечественной, что символично), сотрудники полиции… провели еще один обыск «на бис» — на этот раз с постановлением следователя в рамках возбужденного в отношении профсоюзной организации уголовного дела по статье «присвоение или растрата» — «в целях отыскания и изъятия документов, компьютеров и иных предметов, имеющих отношение к преступной деятельности Тихонова Л. И.». В выдаче копии постановления было отказано. Опись документов составлять отказались. Что теперь из безымянных папочек пропадет — бог весть.

 

И началась война

 

Реакция, как доложил на заседании совместного профкома Восточного и Находкинского портов Леонид Тихонов, в профсоюзных организациях России, была мгновенной. Уже в день повторного обыска президент Конфедерации труда России, член Совета при президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека Борис Кравченко направил письма Генпрокурору Юрию Чайке и министру внутренних дел Владимиру Колокольцеву с просьбой разобраться в ситуации. В письмах лидера КТР отмечается, что действия полиции «самым грубым образом нарушают права профсоюзной организации на защиту от необоснованного административного вмешательства и препятствуют ее нормальной деятельности». В соответствии с ФЗ «О профсоюзах…» они независимы от органов исполнительной власти, им неподотчетны и неподконтрольны. Финансовый контроль за средствами профсоюзов органами исполнительной власти не осуществляется, за исключением контроля за средствами от предпринимательской деятельности. Также закон не допускает ограничений независимой финансовой деятельности профсоюзов. «Полагаю, что производимые сотрудниками МВД действия могут являться попыткой оказания давления на профсоюзную организацию в интересах работодателя и носить признаки коррупции в рядах полиции», — подчеркнул в своих обращениях Борис Кравченко.

 

А во Врангеле стали готовиться к «военным» действиям. Во-первых — предельная публичность действий обеих сторон (чему этой публикацией мы и способствуем). Во-вторых — контроль за действиями полиции: при любом их визите фиксировать свои звонки дежурным и начальникам полиции. В-третьих, провести профсоюзную конференцию с приглашением представителей всех первичек РПД Дальнего Востока и Международной федерации транспортных рабочих ITF, членской организацией которой является РПД, — пусть знают в Лондоне и Женеве, какое у нас тут «социальное партнерство».

 

* * *

 

Выходит, что день единых действий РПД в первых числах июня был последним шагом перед вступлением в силу закона о демонстрациях и шествиях (получившим уже название «больше двух не собираться»). Работники приморских портов показали свою силу — и получили реакцию не только работодателей, но и полицейского государства. В то время как президент РФ по телевизору призывает поддерживать профсоюзы. Настоящим, боевым, а не карманным профсоюзам, каких в России единицы, и среди них РПД, предстоят нелегкие испытания. Либо они сплотятся — либо их задавят…

 

Ирина Ангарская, «Дальневосточные ведомости»


Материалы по теме: 

Руководство ОАО «Восточный порт» дезинформирует общественность

КТР направила письма в Генпрокуратуру и МВД в связи с обысками в офисе профсоюза
Докеры и моряки провели встречу с представителем следственного ведомства
Предыстория вчерашнего обыска в офисе профсоюза «Восточного порта»
В офисе профсоюза Восточного порта проходит обыск

Твитнуть Поделиться на Facebook Поделиться ВКонтакте